13:31 15 Марта 2019

15-16 марта в Новосибирске пройдёт второй фестиваль социального предпринимательства «Бизнес PRODOBRO», который будет состоять из трёх секций: экобизнес, креативные индустрии и социальное предпринимательство. В преддверии фестиваля организаторы провели экскурсию по социальным предприятиям нашего города для гостьи из Англии Люси Финдлей, которая сертифицирует социальных предпринимателей уже более десяти лет.

W-DG_nXSdms (1).jpg

Анна Стародуб

Директор благотворительного фонда«Варежка» и сети котокафе Murchim

«Котокафе есть в разных странах, везде они разного формата. В Японии, например, сложно держать животных дома и люди приходят в котокафе, чтобы пообщаться с кошками. В Европе существуют полноценные рестораны, которые сложнее открыть, так как нужно доказывать, что животным там будет комфортно. Единственное кафе с кухней в России – «Республика кошек» в Петербурге, это полноценный ресторанный вариант – в одной комнате ресторан, а в другой    кошки. Причем изначально там жили кошки из «Эрмитажа».

До открытия Murchim и я Света [Пальчунова], второй владелец кафе,  помогали приюту. В какой-то момент нам захотелось совмещать увлечение всей своей жизни с зарабатыванием денег. Учитывая, что для открытия клиники нужно обладать определенными компетенциями и большими финансами, мы решили начать котокафе.

Murchim работает в формате тайм-кафе – люди платят за время посещения. В кафе можно работать, спать, играть, здесь проходят разные мероприятия.

Все наши коты – с улицы, мы полностью занимаемся их подготовкой: забираем к себе, лечим, стерилизуем, затем они заселяются сюда и мы их пристраиваем к новым хозяевам. За три года работы мы пристроили 201-го котика. В отличие от приюта, в Murchim есть возможность пообщаться с котом до того, как забрать его к себе. Мы стараемся подбирать таких животных, чтобы им было комфортно вместе, и не превышать определенное количество – больше 15-ти здесь держать нельзя.

ilkSEdcPqQU (1).jpg

Если человек хочет взять кошку, он заполняет анкету, затем общается с куратором. Сразу после переезда скидывает фото, рассказывает, как кот освоился на новом месте. Далее раз в три месяца мы созваниваемся, просим скинуть фото, видео. Если происходит что-то подозрительное – например, человек не берет трубку   мы собираемся и едем к нему.

Животных редко возвращают обратно. Одного кота вернули за то, что сгрыз дорогой кошелек. Пудра сбежала через окно и вернулась к нам. Другая кошка решила, что не хочет себе подружку.

Наш фонд «Варежка» параллельно занимается спасением собак. У нас нет приюта, все животные живут по волонтёрам, либо у людей, которые зарабатывают на передержке. Кафе работает самостоятельно, фонд берёт на себя затраты на прививки, стерилизацию животных.

У меня дома живут кот и кошка. Кот – осознанный выбор, а кошка привязалась и так и живёт с нами уже второй год».

KB_Goe-vxPU.jpg


Анна Бояркина

Основатель пёсокафе Dog House

«Dog House – первое в России таймкафе с собаками. Когда мы только начинали вкидывать идею пёсокафе в массы, сразу посыпались сомнения: «Как это возможно, это же собаки, они же кусаются! Все собаки кусаются!» В головах у людей много стереотипов: они не понимают собак, боятся, не умеют с ними общаться, а большинство их попросту выкидывает. Скорее всего, из-за этого страха никто и не открывал пёсокафе раньше. К тому же, было непонятно, как это сделать.

От зарождения идеи до открытия нашего кафе прошло полтора года. Мы открылись в феврале 2018-ого и за год работы пристроили 15 собак, сейчас здесь живут шесть. Первую собаку, которую мы хотели сюда завезти, я забрала себе. Вторую привела куратор и тоже не смогла с ней расстаться. Собак берём с приютов и передержек: отбираем спокойных по характеру и обязательно девочек.

У каждой собаки свой характер, мы стараемся индивидуально подходить к каждой и корректировать их поведение. Например, Жуля – очень активная собака. Когда она приехала сюда – всё грызла и крушила. Сейчас мы её воспитали, и она умница. Доля – главарь стаи, живёт тут с самого начала, может рявкнуть в любой момент на малознакомого человека. Но она привыкает к постоянным гостям, которые заходят в течение месяца. С Ником были сложности – он начал защищать свою территорию, свою стаю и метить. Все мальчики делали то же самое, поэтому мы решили, что у нас будет женский коллектив.

Здесь живут скорее те собаки, которых выкинули, а не те, что родились на улице. Например, Моня жила в семье, которая просто выбросила её, но её подобрали волонтёры. Таких историй очень много.

Человек, нашедший собаку, может стать её куратором и встать в очередь на заселение в наше пёсокафе. Новую собаку заводить сложно – здесь уже сложившаяся стая. Изначально мы знакомим собак на улице, смотрим, как они реагируют друг на друга, и только потом приводим в кафе. После ещё неделю наблюдаем, как собака себя здесь чувствует: бывает, что она сильно стрессует, и тогда мы увозим её обратно.

qwyWx6unrKc.jpg

В среднем у нас пристраивается одна собака в месяц. К отбору будущих хозяев подходим серьёзно: если человек хочет забрать собаку, в течение недели он должен 2-3 раза погулять с ней. Потом пройти собеседование, заключить договор и продержаться неделю испытательного срока. Если всё хорошо, то хозяин должен присылать нам фото и видео отчёты. Нам ещё не возвращали собак после всех испытательных периодов, но иногда отказывались забирать их после определённых этапов.

Собак мы выгуливаем три раза в день, гуляем с ними по очереди – шесть собачек одновременно вывести проблематично. У нас есть кинологи, поэтому собаки знают много разных команд. Сотрудничаем с ветнадзором – ставим прививки, оформляем паспорта.

Гости приходят к нам пообщаться с собаками, либо если хотят завести собаку себе. Часто ожидания гостей не соответствуют действительности, они думают: «О, собаки! Сейчас они будут со мной играть». А наши собаки – спокойные. Может, потому что они уже взрослые. Может, потому что у них есть какая-то своя судьба. Они живут здесь сами по себе, захотели – подошли, погладились. Захотели – поиграли.

Мы хотим переехать в помещение побольше: чтобы отдельно была кофейня, отдельно помещение с собаками. Это будет такой социально-благотворительный проект. Еще мы решились на то, чтобы открыть свой фонд помощи собакам. А 24 марта проведём dog-конференцию с лекциями от кинологов и зоопсихологов.

У меня нет цели пристроить много-много собак. Есть желание отдать их в хорошие руки, и другая важная цель – изменить мышление людей. Когда человек уходит отсюда, в нём что-то меняется, он уже по-другому относится к собакам, даже перестаёт их бояться. Мы много всего рассказываем – про собак, какие они есть на самом деле, почему они могут укусить. Устройство собак не решает проблему бездомных животных, а изменение человеческого мышления – как раз самое главное».


MBBTWPKgwkM.jpg

Алиса Гринемаер

Основатель благотворительного магазина «Gusto!»

«Моя коллега, Анастасия Кравченко, работала на работе, но поняла, что это не её ритм жизни. При этом появилась проблема ненужных вещей – маленькая квартира, ребёнок. Она нашла информацию о «Спасибо!» – благотворительном магазине из Петербурга и вдохновилась. Закончила школу социального предпринимательства «Новотерра», стала тестировать свои идеи и начала сбор вещей: пыталась понять, что вообще люди приносят, какого оно будет качества. На самый первый сбор ей принесли только порванные кеды (она даже хотела их повесить в рамку). Потом Настя рассылала новость о сборе вещей по СМИ: тогда вещи в основном приносили взрослые люди, пенсионеры. На этом этапе я искала VK благотворительный магазин. Мне было это интересно, но сама бы я его не потянула – я маркетолог, а мне был нужен экономист, который будет считать цифры. Мы списались и поняли, что друг другу подходим: это был февраль, а в сентябре мы уже открыли первый магазин в ТЦ «Москва».

Мы хотели не только раздавать вещи, но и создать такое пространство, где можно что-то выбирать, находить дизайнеров. Плюс эта идея имеет социальный вес – можно помогать людям финансами и вещами. Кроме одежды у нас представлен ассортимент всяких дизайнерских штук, практически все они сделаны в Новосибирске. Ещё мы проводим лекции и мероприятия.

Вещи мы принимаем с помощью наших больших контейнеров – «густобоксов». Их можно найти в «Сибирском Молле», «Ройял Парке» и «Меге». Можно приносить вещи и в наш магазин. В месяц выходит больше тонны вещей, а перед праздниками – ещё больше.

У нас несколько этапов сортировки. Ветошь и вещи с неустранимыми дефектами идут на переработку: нельзя привести в порядок кожаную одежду, обувь, мех. Процентов девяносто из всех вещей отдаём нуждающимся. На раздачу отправляются и фирменные вещи – если они в неидеальном состоянии, либо больших размеров. Люди бывают приятно удивлены: «Как будто в магазин сходил – взял себе Bershka, Zara, Stradivarius». Добротные тёплые вещи больших размеров мы отдаем в фонд, который помогает бездомным. Классная, трендовая одежда оказывается в магазине. Но если её долго не покупают, то мы тоже направляем её в благотворительные фонды».


nTVEvHsgWgg.jpg

Люси Финдлей

Основатель общественной компании «Марка Социального Предпринимательства» (Лондон)

«Первый раз я столкнулась с социальным предпринимательством в горнодобывающей компании в бедном месте Великобритании. Компания открыла офисное пространство, чтобы зарабатывать деньги, пустив туда других людей, и использовала стрит-арт, чтобы украсить это место. Это и вдохновило меня заняться социальным предпринимательством.

В Англии нет четкого перечня, в котором могут быть организованы социальные предприятия. Наша фирма пытаемся разработать стандарты, чтобы свести всё многообразие организаций к какому-то единому виду. Мы не просто сертифицируем социальных предпринимателей: сейчас мы разрабатываем систему сертификаций для тех предприятий, которые предоставляют трудоустройство людям с ограниченными возможностями здоровья. Над этой темой мы работаем совместно с правительственными департаментами.

Мы работаем и на международном уровне. Месяц назад в Шри-Ланке мы помогали женщинам, чьи мужья были против женской работы, организовывать социальный бизнес: создавать сумки, украшения, косметику.

Основная разница между социальным предпринимательством в России и Великобритании в том, что у нас социальное предприятие может быть абсолютно коммерческим. То есть люди могут заниматься любым бизнесом, но часть дохода направлять на решение социальных проблем. Социальным предпринимательством может заниматься и крошечная фирма, в которой работает 1-2 человека, занимающиеся хэнд-мейдом. Это могут быть и очень большие организации, университеты. Их объединяет убеждение, что социальная миссия – главное в их работе. И большая часть заработанных денег реинвестируется в социальные проблемы.

Я часто говорю, что мы работаем для того, чтобы совершить переворот в ведении бизнеса. Нам бы хотелось, чтобы бизнес приносил не только прибыль для ограниченного круга лиц, но и реинвестировал часть своего дохода в развитие сообщества, в котором он работает, в решение социальных проблем. Бизнес должен не просто тратить часть прибыли на корпоративную социальную ответственность, он должен стать частью чего-то большего.

Социальные предприниматели в Великобритании часто работают в сфере защиты природы. Популярны автомобильные клубы, члены которых могут по необходимости пользоваться клубными машинами. Тем самым они не обязаны покупать собственный автомобиль, что помогает уменьшить их количество. В клубе могут быть и электрические велосипеды, на которых удобно ездить по холмистой местности.

Многие организации работают с бездомными – это одна из основных проблем в Лондоне. Например, социальный предприниматель Джон Бёрд издаёт журнал The Big Issue, который продают бездомные – за счет этого они могут получать небольшой доход и как-то изменить свою жизнь.

Проявляется большой интерес к экотуризму и альтернативным источникам энергии. Некоторые социальные предприниматели занимаются проектами по снижению отходов, есть предприятия, которые работают над повторным использованием вещей: приводят в хороший вид старую мебель или перепродают её малоимущим по сниженной цене.

cXKb1PMfHVw.jpg

Интересно, что молодые люди готовы заплатить больше, но выбрать те услуги, которые имеют какую-то социальную, этическую или экологическую ценность. Миллениалы, «поколение Z» – нацелены не только на зарабатывание денег, но и на то, чтобы изменить мир.

До приезда в Новосибирск я никогда в жизни не видела котокафе и пёсокафе. В некоторых кафе или пабах Англии бывают кошки: они могут зайти, выйти, проблем нет. Но такой бизнес-модели я не встречала. Магазин «Gusto!» – яркий, светлый, привлекательный, я не видела таких благотворительных магазинов у нас. Здесь молодые люди продвигают совершенно новые способы заботы о животных, находят новые подходы к социальному предпринимательству. Очень приятно видеть, как много энтузиазма они вкладывают в свою работу. Мне кажется, что это знак нам на будущее».

Текст: Надежда Уколова

Фото: Наталья Пескова